Атриум

16 сообщений / 0 новое
Последняя публикация
Последнее посещение: 1 год 8 месяцев назад
Атриум

Длинный зал, щедро устланный тёмным паркетным полом, отлакированным до зеркального блеска. На переливчато-синем потолке сияли золотые символы, которые перемещались и видоизменялись, делая потолок похожим на огромную небесную доску объявлений. В стенах, обшитых гладкими панелями из тёмного дерева, было устроено множество позолоченных каминов. Каждые несколько секунд в том или ином камине на левой стене с мягким свистом кто-то появлялся — либо волшебница, либо волшебник. Справа перед каминами стояли небольшие очереди желающих покинуть Министерство.

Последнее посещение: 1 год 8 месяцев назад

--- Кабинет маггловедения

В один короткий и изнуряющий миг их перебросило из стен праздничного рождественского Хогвартса прямиком в темный Атриум Министерства Магии. 
На полу неровным слоем мусора распластались опилки конфетти, ленты и гирлянды. Где-не-где можно было рассмотреть обломки еловых веток и кем-то растоптанные ягоды омелы. Все вокруг говорило о том, что здесь проходил корпоратив в честь наступающих праздников. Основной свет ламп уже погасили и весь широченный зал освещался лишь тусклыми огарками зачарованных зеленых фонариков.
Здесь было совершенно пусто. И только рядом с одним из каминов волшебники рассмотрели толстенького пьяного мага в остроконечной шляпе. Он явно готовился отправиться домой, когда на горизонте появились герои. Взглянув на них мутными пьяными глазами, маг поразмышлял секунду и, решив что это не его проблемы, ступил в камин, исчезая в огне.
Пламя потухло и абсолютная тишина тяжелым прессом навалилась на героев.

Последнее посещение: 7 месяцев 5 дней назад

Спустя некоторое время, возню в коридоре нарушили четкие шаги, под весом которых хрупкая тишина зала трещала и ломалась как тонкая корка льда. Со стороны министерских лифтов к героям приближался высокий мужчина лет 35-40 на вид. Лицо его было вытянутым и истинно английским. Он шел достаточно быстро, но на бег не переходил, и тем не менее полы его тяжелой мантии развевались. Подойдя достаточно близко к волшебникам, мужчина бегло оглядел их фигуры, а также бездыханное тело, после чего, наконец, обратился к присутствующим. Голос его был низким и мелодичным и звучал спокойно и сдержано.

Доброго вечера. Я — заместитель главы Департамента Международного Магического Сотрудничества, Адамеус Розье. — Мужчина пробежался взглядом по лицам его ночных гостей и, выхватив из них, как показалось, самое зрелое, он сконцентрировал свое внимание на высоком брюнете. — Вы аврор? Доложите, что здесь происходит.

Последнее посещение: 1 год 5 месяцев назад

Кабинет превратился в пёстрое месиво красок, словно на месте больших окон образовались пробоины, а через миг не стало защитных стен замка. Лицо обдавало ветром, а ноги уже не чувствовали твёрдой опоры. Когда Эстер теряла равновесие, она паниковала, именно поэтому так не любила порталы. Единственное, что она знала - нужно держаться покрепче. И не создавать проблем. Их и без того предостаточно. 
Поэтому она твёрдо вцепилась в плечо аврора с целью не поддаваться панике. Привычное ощущение, словно её вывернули наизнанку, не заставило себя ждать, но уже через миг ноги врезались в землю. Рука, которая до того была словно приклеена к плечу аврора, скользнула вниз, и, если бы её не придержали, она бы повалилась на пол.

Вокруг тихо. Ноги ватные. Глаза закрыты. Жуткие порталы. Кто-то крепко сжимал её руку. В голове кружилось. Они тяжело дышала. Кто-то что-то сказал, но она не услышала. Была словно погружена в воду, и любые звуки напоминали заглушённый шум. Тогда в голове пронеслась та самая мысль - нельзя создавать проблемы. 
Эстер попыталась открыть глаза - их застилала тонкая пелена. Шум продолжался - глухие удары. Кто-то говорил. Она увидела что-то яркое, разноцветное. Что-то, что напомнило ей… калейдоскоп. Цвета беспорядочно рассеивались по сторонам, беспрерывно менялись, пестрили… куда мы попали? 
Она моргнула раз, ещё раз и ещё раз. Мокрая пелена на глазах стала тоньше. Она почувствовала какой-то аромат, приятный и свежий… мята? Уже сама сжала чью-то ладонь и напряжённо помассировала виски, пытаясь прийти в себя. Шум стал разборчивее, приобрёл интонацию. Она рассеянно подняла взгляд.
Моргнула ещё раз. Мистер О’Хэнлон обеспокоенно смотрел на неё. Целители уж точно в курсе, что не все так легко переносят эти чёртовы порталы. Она смущенно приулыбнулась, пытаясь дать понять, что не стоит беспокоиться. 
- Вс… - Начала она, но голос хрипло выдал всего пару звуков. Она прокашлялась. - Всё… в порядке, - выдавила она, отпуская руку мистера О’Хэнлона. 

Вдалеке Эстер увидела размытую фигуру, которая раствориласть в ярком пламени. Моргнула ещё раз. Рядом стояли мисс Аббот и мистер Далинор - всё как раньше, но декорации заметно поменялись. Первое, что бросалось в глаза, это ряд каминов, что натолкнуло юную волшебницу только на одну мысль. Атриум. Сколько раз она слышала про Министерство магии, но раньше никогда тут не была. Теперь была. И при таких вот обстоятельствах.
Она пробежалась взглядом по широченному залу - было темно и совсем не так, как ей описывали. Не так потому что здесь не было вечно куда-то спешащих работников министерства и его посетителей. Не было шума - только свет зелёных фонарей и беспорядочно разбросанные разноцветные… конфетти? Эстер медленно провела краем ботинка по полу, обнажая тонкую чёрную линию. Атриум. 

Так ей поведал дедушка - широченный холл, единственный вход в Министерство и единственный выход из него. Ряд каминов, в которых непрерывно появляются и исчезают деловитые волшебники. Оживлённое и людное место, которое сейчас таковым не являлось. А в конце, она подняла взгляд, Фонтан Магического Братства. 
Впервые Эстер увидела его на обложке брошюры, которая лежала на столе в кабинете дедушки. Тогда он ещё работал в Министерстве, а она с интересом спросила про красивую, блестящую статую, мимо которой в спешке пробегали волшебники. “Фонтан Магического Братства” - задумчиво изрёк дедушка, по очереди указывая на каждую из пяти фигур - волшебник, волшебница, кентавр, гоблин, эльф. Эстер скользнула взглядом по каждой из них - они были такими же как на той колдографии. Волшебники в центре композиции - “а остальные трое словно смотрят вверх, видишь?” - дедушка указал на гоблина, кентавра и домашнего эльфа - “волшебникам нравится думать, что они выше других существ”. Тогда она не поняла, что он хотел сказать, не придала этому значение. Её интересовали только красивые, блестящие фигуры, теперь она внимательно всматривалась в них посреди непривычно пустого атриума. Слишком многим нравится думать, что они выше других. 

Тишину нарушил мерзкий скрежет в конце холла.

Последнее посещение: 1 год 5 месяцев назад

К счастью для себя самого, Джеральд не страдал портальной болезнью. Тем не менее, мерзкое ощущение, будто тебя подцепили за живот рыболовным крюком и вот-вот выпотрошат, было ему хорошо знакомо. Это стоило перетерпеть, крепко зажмуриться и дождаться, пока тебя не выплюнет в пункте назначения. 
Вращение резко прекратилось, и волшебник ударился обеими ногами о твёрдую поверхность. После пронзительного свиста в ушах наступившая тишина показалась совсем зловещей.

О'Хэнлон выпустил локоть Далинора — и как раз вовремя: Эстер, как он и подозревал, плохо перенесла это внезапное путешествие. Ноги девушки подкосились, и он вовремя подхватил её под руку. 
Всё в порядке, Эстер, — поспешно заверил он, приоткрыв сумку свободной рукой и пытаясь нащупать нужный флакон, — сейчас станет легче.
Наконец на свет показался небольшой флакон с эфирным маслом мяты. Открутив пробку, Джеральд приблизил раскрытое горлышко флакона к лицу Эстер:
Дышите не спеша и глубоко... не делайте резких движений.
Девушка подняла глаза. Побледневшее лицо начало приобретать свой естественный цвет, и она даже попыталась улыбнуться. 
— Всё... Всё… в порядке...
Говорите, если станет нехорошо, — предупредил целитель, глядя по сторонам в поисках какой-нибудь опоры. Хорошо было бы усадить Эстер, пока она не придёт в норму, и...

Со стороны каминов донеслось невнятное полумузыкальное бормотание. Какой-то упитанный волшебник в забавной шляпе, обёрнутой серпантином, нетвёрдой походкой направлялся к камину. Похоже, О'Хэнлон слишком откровенно на него вытаращился, потому что пьяный незнакомец остановился, пытаясь навести резкость и рассмотреть его в ответ. И похоже, фокус не удался, потому что спустя ещё несколько секунд он махнул рукой и забрался в камин, чтобы исчезнуть в огне.
У Джеральда сразу неприятно похолодело за пазухой.
Твою мать, — прошептал он, поворачивая голову к Далинору. — Ты всё понял? Они тоже празднуют...

Не успел волшебник порадоваться, как им удалось благополучно исчезнуть из замка, не привлекая ничьих лишних глаз и ушей, как ситуация начала разворачиваться в худшую сторону. Судя по рассыпанным лентам и конфетти, оглушительной пустоте Атриума и этому незнакомцу, который только что вылетел в чей-то камин по пьяному адресу, здесь их явно не ждёт ничего хорошего. 
Далинор, — О'Хэнлон снова тихо обратился к приятелю, — здесь ещё реально застать кого-то вменяемого? У вас же оставляют дежурных авроров на такие случаи?
В Мунго на случай вселенской пьянки обязательно оставались дежурные колдомедики. Джеральду и самому случалось оставаться на ночном дежурстве в Рождество. А здесь — тем более, всегда должен быть тот, кто...

Тот, кого ни один из них явно не ждал. Не успел целитель додумать эту мысль, как со стороны лифта послышался звук приближения кабинки. Лифт открылся, раздались чьи-то шаги. Кто-то неторопливо приближался к ним и на удивление твёрдо чеканил шаг. 
Хорошо, хоть кто-то не пьяный...
Это было последнее, чему обрадовался О'Хэнлон. Новый отсчёт начался буквально спустя несколько секунд - неприятные сюрпризы посыпались один за другим, как из рождественской хлопушки.

Человек, который подошёл к ним, создавал впечатление крайне неприятного типа. Что-то отталкивающее сквозило во всём его облике. Стоило посмотреть ему в лицо — и Джеральд сразу заподозрил, что их не ждёт ничего хорошего. Вытянутые, змеиные черты лица находились почти на одном уровне с его лицом. Пожалуй, самой неприятной из них были глаза — маленькие, леденяще-острые, как два буравчика, они довольно быстро выхватили из их компании его высокую фигуру.

— Доброго вечера. Я — заместитель главы Департамента Международного Магического Сотрудничества, Амадеус Розье.
Розье...
Смутные подозрения стали приобретать вполне конкретные черты. Фамилия, идущая в ногу с именем, того, кто... Одна из таких фамилий. Парень по фамилии Розье учился с ним в одной параллели — и тогда очень много говорили о том, что его старший брат был убит при задержании.
Острые змеиные глаза в упор уставились на Джеральда. 
— Вы аврор? Доложите, что здесь происходит.

Что бы ни происходило, волшебник чётко понимал одно: этому человеку нельзя говорить ничего лишнего. Никаких резких движений. Никаких неосторожных слов. Перед ним с огромной долей вероятности стоит один из тех, кому удалось благополучно избежать правосудия и укрепиться в самом выгодном положении. Любая ошибка сейчас может обрушить на их головы самые непредсказуемые последствия.
О'Хэнлон не сдвинулся с места, не сводя взгляда с колючих глаз Розье. Так, как смотрел бы заклинатель на кобру, стараясь не допустить её прыжка. Сейчас главной его задачей было осторожно отправить эту кобру туда, откуда она к ним выползла.
— Добрый вечер, мистер Розье, — стараясь сохранять максимально вежливый, но уверенный тон, он отрицательно покачал головой: — Я — целитель из больницы Святого Мунго, Джеральд О'Хэнлон. Мистер Далинор, — Джеральд спокойным жестом указал в сторону мракоборца, — сотрудник аврората, который сопровождает нас в отдел защиты магического правопорядка.

Последнее посещение: 2 недели 5 дней назад

 Калейдоскоп сдвинулся с места, водоворот событий начал затягивать в себя человека, что активировал портал-ключ и его спутников. Окружающие предметы резко стали размытыми и принялись водить до ужаса быстрый и дикий хоровод вокруг представителя аврората. В эти моменты Триса охватывал такой страх, что он даже мог его потрогать, прикоснуться к нему, настолько это пугающее зрелище было материально. Сколько бы он не пользовался этим способом перемещений, но привыкнуть так и не мог, хотя прекрасно осознавал, что метод, сам по себе, очень эффективный и, возможно, эффектный.
 Всё сжалось, казалось, даже внутренние органы и в тот же миг разжалось, а затем пространственный "коридор" выплюнул их прямиком в Министерстве. Все остались в тех же позах, что и до этого треклятого скачка. Центритиус отпустил Лили и холодное тело парня, после чего приложил ладони к лицу и сделал глубокий вдох.
 - В один момент я умру от приступа страха. - Предательски выдало подсознание и моментально стихло, напомнив волшебнику о том, что оно никогда не дремлет и может показать свои клыки в любой, даже самый неподходящий момент.
 Пока мракоборец справлялся с небольшими последствиями после переноса, мистер целитель, который очень уверенно стоял на своих двоих, пытался оказать посильную помощь темноволосой девушке. Трис поднялся на ноги и успел заметить человека, который пошатываясь ушел прямиком в камин. Яркая вспышка света и человека уже нет, если такое увидит какой-нибудь маггл, то его точно определят в психиатрическую лечебницу.
 - Угу... - Невнятно пробурчал он в ответ, так как чувствовал себя, в данный момент, не лучшим образом и для того, чтобы собраться в одну "кучку" ему будет нужно еще хотя бы несколько секунд. Вообще, по сравнению с Далинором, Джерри оказался очень даже стойким к пространственной магии и, как бы это не казалось странным, мог раздавать свои восхитительные комментарии по всякому поводу уже через пару секунд.
 - Силен. - Проскользнула еле заметная мысль, после которой О'Хэнлон задал очередной вопрос, не дожидаясь внятного ответа от своего товарища помладше и, естественно, пониже.
 - Думаю, что да. Кто-нибудь явно должен быть в департаменте. - Произнеся, он мельком взглянул на Лилиан, хотел было уточнить её состояние, но тут где-то вдалеке послышались шаги.
 Аврор расправил плечи и медленно повернул голову в сторону тех шагов, звук которых нарастал с каждой секундой. И через непродолжительное время его взгляд встретил мужчину, рост которого был примерно как у Джерри. Этого человека Центритиус уже видел, но лично знаком не был.
 Первым в диалог с ним вступил колдомедик, так как обращение было адресовано именно к нему. И, когда Джеральд ловко выдал ему свой ответ, дошла очередь и до мракоборца. Трис сделал полшага вперед и остановил свой взгляд на взгляде Амадеуса.
 - И вам доброго вечера, мистер Розье, - спокойным тоном проговорил молодой маг, - Центритиус Далинор - сотрудник Департамента Обеспечения Магического Правопорядка. Аврор. Направляемся в тот же Департамент. Благодарю за вашу обеспокоенность. - Сухо ответил аврор, даже не моргнув за все время ни единого раза.

Последнее посещение: 1 год 5 месяцев назад

Дыхание более-менее успокоилось, туманная дымка в голове испарилась, а сердце перестало трепыхаться подобно пойманной в силки птицы. Лишь ослабевшее тело пробирал озноб. Отчего ей становилось то очень холодно, то нестерпимо жарко. Примерно так чувствуют себя люди после изнурительной болезни. А еще предательски тряслись руки. Причем столь явно, что это наверняка почувствовал Центритиус, крепко стиснув девичьи пальцы в своих ладонях. Его прикосновение казалось горячим. Почудилось, будто за время пребывания в объятиях тьмы она превратилась в мраморное изваяние или фарфоровую куклу, навеки утратившую тепло жизни.         
«Ты всегда был слишком добр ко мне», - подумала, отведя взгляд в сторону и неловко кивнула.
Держать ее было совершенно необязательно. Несмотря на слабость, мисс Аббот совершенно не пугалась порталов. Чем чаше ты ими пользуешься, тем легче удается выносить перемещения. В детстве она их даже любила. Редкий волшебник получал удовольствие от путешествия столь нетривиальным образом. Многие на дух не переносили порталы, предпочитая старую добрую метлу или заколдованный автобус с тремя этажами. Но не маленькая Лилиан. Когда ступни ее туфелек отрывались от земли, а окружающий мир терял четкие очертания, размывался, превращаясь в россыпь цветных пятен, радужных и кружащих голову, рыжеволосая волшебница представляла себя знаменитой Алисой, которая провалилась в кроличью нору. С годами восхищение поубавилось, но порталы по-прежнему оставались ее излюбленным способом передвижения.
Одной рукой крепко вцепилась в рукав аврора, а второй придержала карман халата, в котором покоились злополучные кольца. Она немного опасалась потерять их во время перемещения. Приготовилась. Спустя пару минут мир завертелся в пестром водовороте, затянувшем в себя их небольшую компанию.
Длился полет совсем недолго. Вот уже мир вернулся в исходное состояние, а пред глазами предстал погрузившийся в полутьму атриум.
- Ой! - вырвалось у нее.    
Стоило Трису ее отпустить, как внезапно правый каблук туфли поехал на чем-то скользком. Присмотревшись, заметила у себя под ногами раздавленную гроздь белых ягод. Тут и там виднелись ветки, смятые обрывки гирлянд и целые горсти мелких бумажек смутно напоминающих конфетти. А чуть поодаль замер пузатенький волшебник, на чьей макушке восседала забавного вида шляпа. У него был блуждающий взор и весьма потрепанный вид. Так обычно выглядят люди после безудержного кутежа.
Это случайно не мистер Томсон?
Огни в зачарованных фонариках были совсем слабыми, чтобы подробнее рассмотреть черты лица загадочного господина. А вскоре его грузную фигуру вовсе поглотило пламя, яркими всполохами взметнувшееся в одном из каминов.
Да какая разница. Все равно ушел.
Отогнав прочь раздумья о покинувшем их господине, прислушалась к беседе мужчин. Только было собралась поделиться своим имением, однако скрежет, донесшийся со стороны лифта, привлек на себя все ее внимание.
Гулкий звук приближающихся шагов стал единственным звуком, нарушившим тишину в зала. К ним приблизилась высокая фигура. Тусклый свет одного из зеленых фонариков упал лишь на половину вытянутого лица, вторая же оставалась в тени.
- Добрый вечер, - это было единственное, что пискнула мисс Аббот.
Крошечный шажок назад. Сейчас ей меньше всего хотелось привлекать внимание к своей скромной персоне. Поэтому целительница куда комфортнее почувствовала себя в тени расправившего плечи Центритиуса, нежели красовавшись прямиком перед буравящим взглядом мистера Розье.
 

Меняй свободу на платье,
А я так жить не хочу...
 

 

 
Последнее посещение: 7 месяцев 5 дней назад

 
Лицо мистер Розье тронула усталость. По его серым глазам было видно, что в эти минуты он хотел быть где угодно, но не здесь, и весь вечерний Атриум словно бы вторил его чувствам. Волшебник бросил беглый взгляд на конфетти под его ногами и скользнул чуть дальше, упершись в блондинистую макушку, что лежала на полу также безжизненно. Мужчина вздохнул. Все его тело будто противилось возложенные на его плечи обязанности, что требовали от него строгого профессионализма, но Амадеус совладал с утомленностью и, подняв взгляд, обратился ко всей группе.
О вашем месте назначения я догадывался, но это, к сожалению, не рапорт. Мистер Далинор, вам должно быть хорошо известно, что на время проведения Турнира, все происшествия в Хогвартсе, в которых фигурируют иностранные граждане, входят в сферу полномочий нашего Департамента. После трагической кончины мистера фон Трира Турнир оказался на гране срыва и еще одной смерти на территории Хогвартса он может не выдержать. И так как я вижу, что прибыли вы именно из школы, — он посмотрел на студентку с флакончиком, —  я обязан спросить кому принадлежит тело погибшего.

И вправду, после "ситуации на Флигенде", как это называли на Министерском этаже, работы у Департамента Международных Магических Отношений прибавилось по самое горло. И только сотрудники четвертого уровня знали, что большую часть всех проблем, связанных с общественностью и руководством школ-участниц, решал лично Амадеус. Совместными усилиями с Бартемиусом Краучем-старшим им удалось удержать Турнир на плаву и выдержать шквал разгромных статей и прямых обвинений со стороны большинства стран Европы, резиденты которых оказались в непредвиденной опасности на территории Хогвартса. Пока Крауч-старший вел переговоры с Олимпией Максим и Игорем Каркаровым, Розье связался с Министерствами Франции, Бельгии, Нидерландов, Германии, Румынии, Болгарии, Хорватии, Словении, Сербии, Чехии, Венгрии и Польши, чтобы прояснить все моменты и заверить их, что у неподконтрольного ему департамента Правопорядка все схвачено и такого ужасного недоразумения больше никогда не повторится!
Мистер Розье вновь посмотрел на тело и сквозь усталость на его лице пробились нотки раздражения от увиденного. Он явно думал не о покойном и горе его близких, но о том, какие проблемы его смерть может принести Министерству.

 

Последнее посещение: 1 год 5 месяцев назад

В подрагивающих бликах и тенях, что отбрасывали зеленые фонарики, черты лица мистера Розье казались чуть более заострившимися, а еще была отчетливо заметна тень вселенской усталости. Наверняка он уже собирался покинуть министерство, когда на его пути материализовалась кучка незнакомых ему волшебников.
Отстань ты, ради великого Мерлина. Иди домой. Твоя женушка и остальные домочадцы уже заждалась. Пожалуйста.
Но Лилиан понимала, что им будет совсем нелегко отделаться от сего породистого джентльмена. Особенно если судить по кратким репликам дорогого батюшки о его коллегах и других министерских сотрудниках, которые мистер Аббот изредка позволял себе за чашечкой вечернего чая.    
- Я обязан спросить кому принадлежит тело погибшего, - тем временем закончил свою речь Розье, смерив взглядом бледную Эстер, а затем сконцентрировав все свое внимание на бездыханном теле, распростершемся у ног аврора.    
Повисла пауза, во время которой Лили сообразила, что единственная из присутствующих могла ответить на вопрос должным образом. Хотя привлекать к себе внимание она по-прежнему не горела желанием, но другого выхода у нее не было.   
- Его зовут… - начала не совсем окрепшим голосом, но сглотнула и продолжила уже более уверенно. - Его звали Миклош Бальза. Он был одним из студентов Дурмстранга. Приехал вместе с остальными для участия в Турнире.
Врать или юлить смысла не было. Только больше проблем создастся, если они начнут раздражать мистера Розье глупыми отговорками.
- Лилиан Аббот. Я работаю школьным целителем в Хогвартсе, - добавила, решив, что ей тоже следует представиться.
Подумав, что сказанного достаточно, замолчала. Если он пожелает знать что-то еще, тогда ответит.     
 

Меняй свободу на платье,
А я так жить не хочу...
 

 

 
Последнее посещение: 7 месяцев 5 дней назад

Был студентом Дурмстранга... — шепотом повторил Амадеус и приложил пальцы к вискам. Скулы его напряглись, выдавая ни то боль, ни то раздражение, и тут же расслабились, поддаваясь воле волшебника. — Ну что же. Значит это все-таки наше дело.
Он посмотрел на незваных гостей. Два колдомедика, аврор и ученица. Интересная у них собралась компания для столь странных и ужасных хобби, как таскание трупов через всю Британию. 
Более того. Аврор, что не способен отрапортовать и только повторяет за гражданским. Колдомедик, явно не понимающий, в какую передрягу попал. И ученица, которая черт знает зачем была взята с собой... Только к рыжеволосой волшебнице у него не было вопросов. 
Мне показалось или они действительно напуганы мной больше, чем ситуацией? Фамилия? Да нет, глупости. Если их смущает фамилия Розье из-за моих дальних родственников, то при виде мистера Крауча-старшего они должны были бы кинуться врассыпную, а ведь он Глава Департамента... Нет. Наверное, просто перенервничали. Не ожидали меня увидеть.
Розье отошел от своих мыслей и неспешно протянул.
Тело... — заместитель осекся, посмотрев на лица колдунов, а затем снова на покойного. — Его заберут. Или вы можете тащить его сами. Наш департамент может оказать вам помощь в сложившейся ситуации, но раз мистер...
О'Хэнлон
...Далинор считает, что у вас все под контролем — не смею более отнимать ваше время. — Амадеус согнул руку в локте и откинул рукав мантии, высвобождая запястье с инкрустированным циферблатом дорогих часов на темном кожаном ремне, — Я буду здесь еще приблизительно полчаса. Благодаря этому ужасному происшествию, теперь мне нужно отправить несколько срочных писем. Так что, в случае чего, моя приемная на четвертом уровне. 
Он развернулся и направился в сторону министерских лифтов, спеша закончить, наконец, свою работу на сегодня.
 

Последнее посещение: 1 год 5 месяцев назад

Как только внимание Розье переключилось на других, Джеральд занял позицию молчаливого наблюдателя. Из внешнего впечатления и подозрительной фамилии выводов не сделаешь, но тем не менее, доверять этому человеку он не спешил. За всё время их короткой беседы лицо заместителя сохраняло всё то же неприятное выражение. И этот неизменно колючий, недовольный взгляд, без единого слова говорящий "какого чёрта вы все сюда припёрлись", никак не располагал к её продолжению.

Но кроме смазанного неприятного впечатления, О'Хэнлон отделил для себя несколько вполне чётких деталей.
- ... на время проведения Турнира, все происшествия в Хогвартсе переходят под юрисдикцию нашего Департамента.
Хм. То есть - вести следствие теперь тоже в их полномочиях?
- После трагической кончины мистера фон Трира Турнир оказался на грани срыва и еще одной смерти на территории Хогвартса...
Стоп, а кто ему вообще говорил про Хогвартс? Мы ни слова не сказали, откуда мы прибыли. Я назвал только место работы. Далинор - место назначения. А он сходу всё знает. Вопрос - откуда столько уверенности? Может, мы вообще дружной компанией у кого-то в гостях Рождество праздновали?

Лили подтвердила догадку Розье - и в то же время казалось, что упоминание Дурмстранга произвело на него какое-то странное впечатление. Как будто он потерял всякий интерес к этому делу... или наоборот? 
Странно, что он так сразу заторопился и больше не задаёт вопросов. При том, что погибший - иностранец. Что-то пока он не был уверен, что это их дело, он проявлял к нему больше интереса. 

- Наш департамент может оказать вам помощь в сложившейся ситуации, но раз мистер...
Ошибки быть не могло - Джеральд заметил, что на какую-то долю секунды колючий взгляд Розье снова задержался на нём. 
— ...Далинор считает, что у вас все под контролем — не смею более отнимать ваше время.
Колдомедик напряжённо повёл плечами, чувствуя себя ещё более неуютно, чем до этого. Такие люди, с их высокомерным и подчёркнуто снисходительным отношением к окружающим, всякий раз вызывали в нём какой-то внутренний протест. Особенно неуместным казалось это самое предложение помощи - как будто подчёркнутое одолжение, которое им соизволят сделать, раз уж на то пошло. 

Распрощавшись с волшебниками, Розье направился в противоположную сторону, но О'Хэнлон никуда уходить не спешил. Что-то не давало ему покоя.
Странно... Ещё пять минут назад он хотел показать, как печётся о Турнире и безопасности студентов. А сам даже не выяснил, знает об этом руководство Дурмстранга или нет...
Джеральд сосредоточенно потёр лоб и вопросительно уставился в спину уходящему заместителю. 
Помощь, значит?

Что бы там ни было, действовать нужно было очень быстро. Если здесь и есть что-то странное, это стоит проверить -  а заодно и выиграть время. Пока Розье не добрался до своего кабинета...
- Послушай, Трис, - шёпотом позвал О'Хэнлон, - бери тело и тащи его в аврорат. Я догоню вас через несколько минут. Присмотри за девушками, чтобы всё было в порядке. Хорошо?

Не теряя ни минуты времени, волшебник поспешил догнать уходящего Розье. Хорошо ещё, что неспешные манеры последнего не дали ему уйти далеко. Зато спешка Джеральда не играла ему на руку -  в пяти шагах от фонтана россыпь конфетти скрыла под собой коварный сюрприз в виде раздавленной омелы. Поскользнувшись и чудом удержав равновесие, он всё-таки успел догнать заместителя у самого лифта.
- Мистер Розье, - торопливо обратившись к волшебнику, О'Хэнлон остановился и перевёл дыхание, - прошу прощения. Мне бы хотелось выяснить один важный момент. Дело в том, что в Хогвартсе на сегодня назначен Святочный бал, и все три школы в полном составе будут там. Если бы мы дали знать хоть кому-то... это было бы совсем некстати. Я могу попросить вас связаться с директором института Дурмстранг и сообщить ему об этом? Думаю, вы понимаете... паника сейчас совершенно ни к чему.

Последнее посещение: 1 год 5 месяцев назад

Противный скрежет прекратился так же резко, как начался. Ему на смену пришли шаги - размеренные и чёткие. Они принадлежали фигуре, которая приближалась к нежданным гостям с другого конца пустого холла. Эстер разглядела весьма солидного высокого мужчину. Бледная кожа, аккуратно уложенные тёмные волосы и уставший взгляд. Она сразу это заметила, когда он пробежался глазами по каждому из них. 
- Доброго вечера. Я - заместитель главы Департамента Международного Магического Сотрудничества, Амадеус Розье.
Его голос прозвучал спокойно и устало. Розье… Розье… Эстер прищурилась, вновь осмотрев незнакомца. На француза он совсем не похож. Вполне логично мистер Розье поинтересовался о причинах такого позднего и, без сомнений, неожиданного визита. 
Департамент Обеспечения Магического Правопорядка - вторили в голове слова мистера Далинора. Знакомо, очень даже. Мистер Розье тяжело вздохнул и очередной раз взглянул на безжизненное тело, которое совсем не вписывалось в послепраздничные декорации пустого атриума. 

- … на время проведения Турнира, все происшествия в Хогвартсе переходят под юрисдикцию нашего Департамента… я обязан спросить кому принадлежит тело погибшего.
А правда, кто это? Эстер скользнула взглядом по лицу юноши, но, как прежде, не могла сказать ничего конкретного. Кажется, я его видела. Но его имя… откуда мне знать? Я с ним точно никогда не разговаривала. 
Тогда неожиданно рядом отозвалась мисс Аббот. Кажется, она уже немного отошла от случившегося и выглядела получше - говорила достаточно уверенно.
- Его звали Миклош Бальза. 
Нет. Я его точно не знала. Слышала, но не знала. Эстер ещё раз скользнула взглядом по бледному лицу потерпевшего. От чего? Мистер О’Хэнлон сказал артефакт, проклятье, точно, но в этом нет никакой конкретики. Мисс Аббот уж точно ничего не сделала. 

Мистер Розье тихо вторил словам мисс Аббот, напряжённо потирая виски. Ему ситуация не нравилась так же, как и всем остальным. Ещё бы. Департамент Международного Магического Сотрудничества. Проблем теперь у них будет... Как будто до этого их было меньше. Ему ведь придётся сообщать послу Болгарии или Германии, или Венгрии… откуда бы ни был этот парень… объяснять, что случилось, хотя и так непонятно что…  
Также внезапно как появился, совершенно неожиданно мистер Розье сообщил о своём уходе и, посмотрев на часы, направился в сторону лифтов. Как только заместитель главы Департамента Международного Магического Сотрудничества отдалился от них, заговорил мистер О’Хэнлон. Хорошо, а он то куда? Но припираться смысла не было, особенно в такой ситуации, поэтому Эстер посмотрела вслед колдомедику и перевела взгляд на мистера Далинора, а потом на мисс Аббот, которая одобрительно кивнула. Аврорат, значит аврорат. 

Последнее посещение: 2 недели 5 дней назад

 Пауза, выдержанная между диалогом аврора и мистером Розье, для первого показалась чрезмерно длинной, что тишина звоном била по его слуху. После слов собеседника, Трис чувствовал себя так, словно, он какой-то мальчишка, которого поймали за мелким хулиганством и хорошенько отчитывали. Естественно, это ему не нравилось и вот, он выстроил в своей голове предложение, которым хотел ответить, но из-за спины донесся знакомый голос, что напрочь выбил всякие мысли из русой головы. Лилиан решила немного просветить интересующегося и поделиться с ним тем, что ему было нужно. Для Далинора же новой информации не поступило вовсе, всё сказанное целительницей он уже знал.
 Мракоборец затаил дыхание, ожидая разгневанные речи, взмахи руками и причитания по тому поводу, что аврорат не справился с поставленной перед ними задачей. Но, к его большому удивлению, ничего из этого не произошло. Мужчина вел себя вполне спокойно и адекватно, понимая, что это дело, действительно, касается и их департамента.
 - Благодарю, мистер Розье. - В том же тоне ответил волшебник. Трис все еще помнил и осознавал, что лишние глаза здесь вовсе не нужны, по крайней мере пока не будут выяснены обстоятельства смерти.
 Заместитель главы Департамента вскоре удалился в сторону лифта, дабы заняться, как он намекнул, возникшими проблемами. Так же Центритиус помнил его слова про дело, которое теперь принадлежит им и это не давало ему покоя. Пока компания молча наблюдала за уходящим мужчиной, мистер О'Хэнлон обратился к маркоборцу с небольшой просьбой, которая больше звучала как команда к действию, но с подобной манерой общения Трис смирился уже достаточно давно и поэтому просто махнул рукой товарищу. Через мгновение Джерри проследовал за мистером Розье. 
 Длинноволосый волшебник опустил голову и взглянул на тело Миклоша. Набрав полные легкие воздуха и выдув его через нос, юный аврор опустился на одно колено. Правая рука протиснулась между холодным полом и лопатками тела, вторая же аккурат легла под подколенные ямки. Руки крепко зафиксировали тело, дабы первое не выскальзывало. Далинор напряг мышцы ног и уверенным движением поднялся в полный рост. Бывший ученик Дурмстранга оказался довольно тяжелым, но сотрудник департамента магического правопорядка справился.
 - Нам нужно в аврорат, это на первом уровне. - Произнес волшебник и указал взглядом в сторону лифта.
 Удостоверившись, что все в порядке, Трис уверенно шагнул вперед, направляясь к транспорту, который должен будет доставить их прямиком в отдел, частью которого он является и сам. Так же оставалось надеяться, что дежурный в этот день был в адекватном состоянии и у разношерстной компании более не возникнет проблем.
---> Департамент Обеспечения Магического Правопорядка

Последнее посещение: 7 месяцев 5 дней назад

Амадеус почти дошел до лифта, когда его окликнул запыхавшийся колдомедик.
Мистер Розье, — Розье обернулся в пол оборота, смерив взглядом сверху вниз волшебника, что активно ловил ртом воздух. — Прошу прощения. Мне бы хотелось выяснить один важный момент. Дело в том, что в Хогвартсе на сегодня назначен Святочный бал, и все три школы в полном составе будут там. Если бы мы дали знать хоть кому-то... это было бы совсем некстати.
Полагаю, так и было бы. — Отчеканил Амадеус. — Некстати.
Я могу попросить вас связаться с директором института Дурмстранг и сообщить ему об этом? Думаю, вы понимаете... паника сейчас совершенно ни к чему.
Понимаю. — Заместитель ожидал какого-то закономерного продолжения мысли, но его не последовало. И, кажется, эти странные диалоги начинали его утомлять. — Я извиняюсь, мистер О'Хэнлон, а вы думали, я сейчас спускаюсь на 4-й уровень, чтобы написать своей бабуле? Разумеется я свяжусь с Игорем Каркаровым. И не только с ним одним. Проблема в том, мистер О'Хэнлон, что благодаря вашему исчерпывающему докладу, все подробности, которыми я могу оперировать на данный момент это факт смерти ученика Дурмстранга и факт того, что у него есть имя. 
Тон Розье становился все жестче и отстраненней. В сложившейся ситуации его расположение духа явно оставляло желать лучшего и странные просьбы сделать то, о чем Розье и сам сообщил пару минут назад, обстановку не улучшали.
Вам стоило бы...
Один Мерлин знал, что именно хотел посоветовать Амадеус колдомедику, но Розье оборвал свою речь на полуслове, когда в радиус его внимания попала фигура аврора, тащащего распластавшийся грудой мяса труп на своих собственных руках. Брови заместителя тронуло удивление. Он поднес руку к лицу и задумчиво приложил пальцы к губам, будто пытаясь предотвратить готовящиеся слететь с них восклицания.
Если раньше это выглядело как какая-то хитрая провокация, то теперь все стало напоминать цирк.
Они не врут и не придуриваются. Они правда... такие.
Авроры, что не в состоянии подать рапорт старшим чинам, колдомедики, что не способны назвать время смерти, создать носилки и отлевитировать тело...
Амадеус неспеша достал из внутреннего кармана мантии портсигар и ловко выудил сигарету, поджигая ее палочкой. Он сделал глубокую затяжку и тяжело выдохнул в сторону, чтобы не попасть дымом в лицо собеседнику.
Мистер О'Хэнлон, — протянул он устало и почти снисходительно, — сдается мне, вы не до конца понимаете, в какую передрягу попали. Это не вы нужны мне, а я вам. Вы со своей группой... — он посмотрел на аврора, что с абсурдно героическим видом вошел в лифт с трупом на руках, — молодых людей, могли бы спуститься вниз со мной, где вы бы попили кофе и рассказали все, что знаете. Этим вы упростили бы мне задачу с составлением срочных писем, чтобы я смог незамедлительно взять ситуацию под контроль нашего департамента. Что касается вас... — он сделал еще одну глубокую затяжку, — Я не могу ничего гарантировать, но, возможно, я бы смог вам помочь выйти из этой очень неприятной ситуации. После нашей продуктивной беседы вы бы отправились назад, в Хогвартс, и, может быть, даже успели бы на бал. Но вы предпочли обычной беседе допрос. Ну что же, уважаю вашу веру в чудеса и добродетель силовых структур. — На губах Розье легла тень усмешки. — Но это не мои проблемы. Я вполне могу подождать результатов допроса Департамента Правопорядка, они ведь все равно появятся на моем столе в понедельник.
Он сделал последнюю затяжку и секунду поколебавшись, бросил сигарету на пол, затушив ее ботинком. Было видно, что подобный жест был для волшебника чем-то из ряда вон, но рядом с сигаретой в таком обилии развалилась ягодная каша, фантики от каких-то сладостей и россыпь конфетти, что одинокий бычок среди этой мусорной палитры совсем не испортил картины. 
Розье зашел в лифт, закрывая за собой резные ставни, и положив руку на рычаг улыбнулся, коротко кивнув в знак прощания.
Счастливого Рождества.

--- Четвертый уровень. Кабинет заместителя.

 

Последнее посещение: 1 год 5 месяцев назад

Само собой, для этой цели можно было бы придумать ход получше. Но времени было в обрез, а сознание не подбросило ничего лучше, кроме как отвлечь Розье вопросом о связи с Дурмстрангом. И теперь не оставалось ничего другого, кроме как мириться с ситуацией до конца.
Конечно, Джеральд имел в виду совсем другое. Он подразумевал, что Розье свяжется с директором института только после того, как будут выяснены подробности дела, полученные из аврората. Какой смысл поднимать руководство на уши, когда ничего, кроме самого факта смерти, ещё неизвестно? Это казалось настолько очевидным, что О'Хэнлон даже не стал уточнять таких деталей. И как оказалось, зря. То ли его не поняли - то ли старательно сделали вид, что не поняли.

Отвлекающий манёвр завершился провалом. Корявая попытка завязать отвлекающую беседу перетекла в монолог. Сплошной монолог со стороны Розье, в который колдомедик даже не попытался вставить хоть какой-то ответ. 

— Я извиняюсь, мистер О'Хэнлон, а вы думали, я сейчас спускаюсь на 4-й уровень, чтобы написать своей бабуле? Разумеется я свяжусь с Игорем Каркаровым. И не только с ним одним. Проблема в том, мистер О'Хэнлон, что благодаря вашему исчерпывающему докладу, все подробности, которыми я могу оперировать на данный момент это факт смерти ученика Дурмстранга и факт того, что у него есть имя.
А больше мы и не скажем, даже если знаем. Пусть этим занимаются соответствующие органы. После официальной экспертизы.
Доверия не прибавлялось ни капли. И даже не столько от тона, в котором говорил Розье, сколько от смысла его слов. Всё сходилось к тому, что он действительно свяжется с Дурмстрангом прямо сейчас, не имея на руках никаких веских фактов...

Заместитель прервался на полуслове и посмотрел куда-то через плечо Джеральда. Волшебник с трудом удержался от желания обернуться - этим он мог выдать свои намерения. Похоже, ему так и не удалось отвлечь внимание Розье от друзей. А тот следил за ними, не выпуская из вида ни на минуту.
Выражение лица Розье переменилось. О'Хэнлон не знал, что он там увидел, но ему не понравились эти перемены. Вид у собеседника был крайне напряжённый, и о причинах оставалось только догадываться.
Атмосфера становилась всё более натянутой. Розье неспешным жестом достал сигарету и закурил - казалось, он вообще передумал уходить. Сложив руки за спиной, Джеральд нервно разминал похолодевшие пальцы.
Да иди ты уже, куда собирался, кто тебя здесь держит?
Он и сам бы с удовольствием ушёл, но не мог. Сигнал к уходу мог быть только один - рычаг, который Розье опустит до отметки "четыре". Слабая гарантия обезопасить своих спутников от вмешательства этого человека, убедившись, что он не собирается ехать на первый этаж.

Но и Розье больше никуда не спешил. Возможно, вид упорно молчащего О'Хэнлона наводил его на мысль, что он ждёт от него ответа. А возможно, он сам ждал от него чего-то ещё.
— Мистер О'Хэнлон, сдается мне, вы не до конца понимаете, в какую передрягу попали. Это не вы нужны мне, а я вам.
Убедительно? Не очень.
Колдомедик понимал, каким идиотом выглядит, продолжая вот так безмолвно стоять напротив и чего-то ждать, но другого выхода не видел. Если до этого он опасался, что любое слово может обернуться против них, то сейчас даже не находил слов для ответа.

— Вы со своей группой... молодых людей, могли бы спуститься вниз со мной, где вы бы попили кофе и рассказали все, что знаете. Этим вы упростили бы мне задачу с составлением срочных писем, чтобы я смог незамедлительно взять ситуацию под контроль нашего департамента.
Джеральд не мог поручиться, что в этот момент не выдал себя. Кажется, все мысли в этот момент крепко отпечатались на его лице.
Кофе? Какого чёрта? Мы притащились сюда с телом иностранного студента, старались избежать скандала и призвать закон на нашу сторону - чтобы сидеть и пить кофе в кабинете этого мутного типа?
В том, что тип действительно мутный, сомневаться уже не приходилось. С какой стати, минуя отдел правопорядка, они должны выложить всё как есть в отделе международного сотрудничества, распивая кофе - О'Хэнлон не находил этому объяснения. Даже простой целитель, далёкий от сферы законодательства, понимал - здесь что-то нечисто. 

— Что касается вас... Я не могу ничего гарантировать, но, возможно, я бы смог вам помочь выйти из этой очень неприятной ситуации. После нашей продуктивной беседы вы бы отправились назад, в Хогвартс, и, может быть, даже успели бы на бал. Но вы предпочли обычной беседе допрос.
А вот это уже похоже на правду. Откупитесь - и валите на все четыре стороны. Успели бы на бал... Какой к чёрту бал? Он серьёзно? То есть после всего, что случилось, кто-то из нас побежит развлекаться как ни в чём не бывало? Да вы циник, мистер Розье... 
— Но это не мои проблемы. Я вполне могу подождать результатов допроса Департамента Правопорядка, они ведь все равно появятся на моем столе в понедельник.

Брошенный под ноги окурок поставил жирную циничную точку в разговоре. Розье наконец подошёл к лифту и нажал на рычаг. Из-под левого рукава блеснули дорогие часы.
Подождать он может, но... да, время - деньги. Сколько вот таких посиделок за кофе стоят эти часы? С дураками вроде нас...
Рычаг опустился до четвёртого уровня. Но теперь даже это не успокаивало Джеральда до конца.
— Счастливого Рождества.
— Всего доброго, мистер Розье, — волшебник кивнул головой в ответ, наблюдая, как закрываются двери лифта. 

Теперь лучшее, что можно было сделать — отправиться следом за друзьями на первый этаж. В ожидании, пока уйдёт Розье, и прислушиваясь к его словам, О'Хэнлон совсем упустил момент, когда они уехали. 

----------> Контрольно-пропускной пункт

Последнее посещение: 1 год 5 месяцев назад

Допрос со стороны мистера Розье закончился неожиданно быстро. Отчего рыжие брови целительница удивленно приподнялись, когда она провожала взглядом фигуру в развевающейся мантии. Высокий. Статный. Заместитель шагал спешно, однако поступь его была уверенной, преисполненной внутреннего достоинства, а движения не лишены грации. Пожалуй, подобное самообладание отчетливо выдавало в нем достойное происхождение.
Внезапно, совершенно спонтанно подалась вперед. Лилиан годами прививали мысль, что кровь людская — не водица. То есть, связь между представителями чистокровных семей столь прочна, что напоминает родственные связи. И неспроста. Поистине чистокровных осталось слишком мало, отчего ветви их родовых деревьев крепко переплетались между собой.   
Все ли у нас действительно под контролем? Может мы зря пренебрегли его помощью.
Розье слыл влиятельным человеком, занимающим далеко не последний пост в министерстве. На душе колючим клубочком свернулась растерянность. Изнеженная праздной жизнью, окруженная заботой любящего потатчика-отца, она совершенно не привыкла стоически выносить тяготы жизни. Отчего сейчас цеплялась за любую поддержку. Даже предложенную человеком, которого она практически не знала, а всего лишь полагалась на его родовитую фамилию.
Кровь — не водица. Факт. Но также говорят, будто «кровь завета гуще воды в утробе матери». И если с первым постулатом Лилиан порой была готова поспорить, то второй считала бесспорной истиной. Зачастую связь между друзьями многим крепче, нежели верность всему остальному. Поэтому Розье ушел, а целительница осталась с теми, кому могла полностью доверять.      
Поймав взгляд Эстер, кивком подтвердила собственную готовность двигаться дальше. Затем поплелась следом за аврором, обхватив себя руками, пытаясь унять мелкую дрожь. Под ногами яркой россыпью поблескивали конфетти и серпантин. Неподалеку от фонтана блестели шарики, гроздьями висевшие на ветвях рождественской ели. Горели зеленые фонарики. На бархатисто-синем потолке мерцали символы золотого цвета, которые перемещались и постоянно меняли форму. Вся эта праздничная атмосфера резко контрастировала с тем, что творилось на душе у мисс Аббот.  
Стоило нажать кнопку вызова, как раздался громкий лязг, сотрясший царившую в атриуме тишину. Двери лифта разошлись, открыв компании волшебников нутро кабины, обитой деревянными панелями. Пропустив Центритиуса и Эстер вперед, она зашла последней. Скользнув взглядом по выпуклым пуговкам-кнопочкам, Лили утопила пальцем ту, возле которой значилась нужная цифра. Позолоченные решетки сомкнулись за спиной девушки, и лифт неспешно пополз вниз, надрывно гремя и позвякивая. Среди дня, когда повсюду снуют люди, слышится множество голосов, шорох подошв по темному парку и другие звуки, неизбежно создаваемых людской толпой, Лилиан не замечала, сколько шума издают здешние лифты. Зато их появление в Департаменте Магического Правопорядка точно не станет сюрпризом.    
Прислонившись спиной в одной из стенок, устало склонила голову. День выдался тяжелым. Ужасно хотелось, чтобы все поскорее закончилось, а сама Лили очутилась в своей маленькой спальне, где ее ждало теплое одеяло. А еще чашка сладкого и горячего чая. Ей по-прежнему было зябко. Сквозь одежду бедро холодили два металлических кругляшка. В кармане халата среди конфетных оберток и смятых бумажек покоились кольца. Отвлекшись на Розье, объявившегося нежданно-негаданно, подобно чертику из табакерки, она совсем позабыла о них. А вспомнив, ощутила приступ тошноты. Настолько мерзкое ощущения теперь вызывали дрянные артефакты.
- В замке все так быстро завертелось, и я не успела показать тебе это, – подцепив кольца всего двумя пальцами, продемонстрировала их аврору. – Мне кажется. Нет. Я уверенна, именно они виноваты в гибели Миклоша.
Кольца сверкнули, отразив мигающий свет. Лили держала их так, словно это были насекомые, готовые в любую секунду впиться ядовитым жалом в кожу.
- Это фамильные артефакты. Насколько я знаю, ими обручались все члены семьи Бальза, - произнесла немного смущенным голосом. - Я не могу оставить их у себя, а кому отдать не знаю.    
О ее глупой помолвке знала только сестра. Теперь же узнают Трис, Эстер и еще целая толпа народу, стоит только лифту спуститься вниз.       

-----> Контрольно-пропускной пункт

Меняй свободу на платье,
А я так жить не хочу...